Головна | Козацька доба | Війни XIX-XX ст | Краєзнавство | Мовознавство | Туризм | Література | Друзі | Контакти   
 

Чернігіво-Сіверщина і Друга світова війна

Москвин Василий Иванович (252 сп, 70 сд, 7А)

за матеріалами http://www.warheroes.ru/

Москвин Василий Иванович – командир батальона 252-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии 7-й армии Северо-Западного фронта, старший лейтенант.

Родился 17 февраля 1910 года в городе Орехово-Зуево Московской области в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1939 года. Окончил неполную среднюю школу и школу ФЗУ. Работал на фабрике.

В Красной Армии с 1929 года. В 1932 году окончил Московскую пехотную школу, в 1941 году - курсы штабных офицеров при Военной академии имени М.В. Фрунзе.

Командир батальона 252-го стрелкового полка (70-я стрелковая дивизия, 7-я армия, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Василий Москвин отличился в советско-финляндской войне 1939-40 годов.

Стрелковый батальон Москвина ночью 25 февраля 1940 года скрытно преодолел по льду Выборгский залив и штурмом овладел скалистыми островами Ревонсари (Лисий) и Туппурансари (Вихревой). Действия батальона обеспечили успех наступления 252-го стрелкового полка.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство» старшему лейтенанту Москвину Василию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 406).

На фронтах Великой Отечественной войны с октября 1941 года, командовал батальоном, был заместителем начальника оперативного отдела корпуса, командиром стрелкового полка. В 1950 году ветеран двух войн окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, был начальником отдела военно-учебных заведений округа. С 1955 года полковник Москвин В.И. - в запасе. Жил в городе Орехово-Зуево. Скончался 1 декабря 1969 года.

Награждён двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями.

====================================================================================================

за матеріалами:

Бои в Финляндии. Воспоминания участников. — М.: Воениздат НКО СССР, 1941.

 

 

Герой Советского Союза старший лейтенант В. Москвин.

Мысли о войне

Я не психолог, я командир, но на войне бывают случаи, когда воин, прежде всего, должен быть психологом.

1. Рота залегла...

Было это уже после ледового похода на материк. Мой батальон с боем продвигался к местечку Хейнлахти.

Большой мачтовый лес. Мы этот лес прочесывали. Сняли несколько «кукушек». Взяли в плен двух шведов. Видим — навстречу движется отходящая под натиском противника стрелковая рота лыжного батальона, который вел бой за Хейнлахти с другого фланга.

— Финнов там видимо-невидимо...

— Огня чересчур много...

— Горячей пищи давно не имели...

Вот какие разговоры.

Народ в этой роте храбрый, но выучки нехватало.

Я сказал:

— Ну, вот что. Повернуться надо немедленно лицом к противнику. Занять рубеж, откуда вы отошли. А там я вас сменю. Тогда милости просим обедать.

Рота пошла вперед. Дошла до поляны. Поляна длиной метров сто пятьдесят-двести. Ее в один прием можно перебежать и выйти к выгодному для нас рубежу. Но финны открывают бешеный огонь, и мое новое «пополнение» залегло.

Дать финнам «выщипывать» роту? Нет, помочь ей выполнить свое обещание!

Принимаю решение:

— Разведвзводу лейтенанта Маршавина — броском, через головы лежащих! Вперед!

Вышло замечательно! Рота лежит, а через нее, буквально через головы красноармейцев — разведчики Маршавина. [319]

Лейтенант кричит «ура». За ним кричит «ура» его разведка. Рота тоже поднимается и перебегает поляну.

Выгодный рубеж занят. Финны отошли. Я организовал «банкет» с горячей закуской...

Значит иногда можно целую роту залегших стрелков устремить в атаку, пустив мимо них свежий взвод (пусть даже одно отделение!), но самых лучших, отважных бойцов.

2. Домик с трубой

Где выбрать место для расположения части?

Этот вопрос всегда волнует командира.

Хорошо замаскироваться — таково первое и главное условие. Но маскируясь, надо обязательно учитывать психологию противника. Он будет прощупывать нас огнем, и его надо обмануть.

Когда финны отошли из местечка Мелола, они сожгли все постройки. Мы заняли эту местность. Там есть овраг, хорошо замаскированный. Вода близко. Казалось бы, лучшего места для расположения части не найти.

Но мы там не расположились. Почему? Да потому, что правильно учли психологию противника.

И действительно, снаряды финской артиллерии ложились впоследствии... по оврагу: противник решил, что мы соблазнимся хорошим укрытием. А мы находились куда левее — в местности, сожженной финнами, и никакого урона не несли.

Батарею нашу противнику также не удалось «нащупать». Мы ее выдвинули вперед, под маской кустов, а противник искал ее позади нас, да так и не нашел.

Был в этом районе домик. Крыша сгорела, а стены и высокая труба остались. Труба хорошо видна противнику, а дом скрывают густые сосны.

Так вот, труба это долгое время служила ориентиром для артиллерии противника. Ориентируясь по трубе, финны вели систематический обстрел местности, в которой не было ни одного красноармейца.

А мы жили в домике и прозвали его «хитрым домиком».

Такие места на войне занимать иной раз куда более выгодно, чем «самые скрытые».

Что же значит правильно выбрать место для расположения?

Это значит, выбрать место, которое не привлекает «артиллерийского» внимания противника.

3. Штурм острова

Иной раз можно самым простым способом ошеломить противника.

Перед выходом на материк батальону надо было овладеть последним островом. Остров узкий, но длинный. У финнов [320] там были станковые пулеметы, живая сила. Оборонялись они цепко. Стрелковый полк лежал перед островом, а взять его не мог.

Я решил: лежать перед островом нельзя, финны нас хорошо видят и будут просто расстреливать.

Надо брать остров с помощью танков.

Очень хорошо. Но танки на остров с ходу не заползут. Да и надо учесть, что финны, вероятно, приготовились «встретить» наши танки.

Надо обмануть противника.

С рассветом пускаю на остров танки, а позади — пехоту.

По всем признакам, финны, как мы правильно поняли, готовы отбить танковую атаку.

Но я отдаю приказ: танкам остановиться, выстроиться перед островом и открыть бешеный заградительный огонь. Пользуясь этим огнем, пехота бросается вперед, и перед противником неожиданно вырастают наши красноармейцы.

Бросок был настолько сильным и неожиданным, что финны растерялись, оставили пулеметы и бежали в панике.

Мы заняли остров. Теперь наши танки спокойно «вползали» на него...

4. Ракеты

Война учит бдительности, постоянному наблюдению, и от командира ничто не должно ускользнуть.

Я знаю отдельные случаи, когда финские разведчики проникали в наше расположение, ракетой обозначали район для обстрела, а через несколько минут начинала действовать вражеская артиллерия или миномет.

Под высотой 34,8 я увидел, как из района 1-го батальона взвилась желтая ракета. С тов. Ширягиным мы бросились туда, растолкали людей, приказали всем уйти с этого места.

Точно: вскоре в этом районе стали разрываться финские мины...

Лазутчик, имея при себе ракету, может вызвать панику у противника.

Когда воюешь на сильно пересеченной местности, такой лазутчик необходим.

5. Мои связные

У меня были замечательные связные. Товарищи Васильев, Петров и Шевелев. Закаленные, отважные, хитрые бойцы.

Финны считают себя очень здоровыми, ловкими и хитрыми. И когда они убеждаются, что мы здоровее, ловче и хитрее их, теряются, впадают в панику. Своеобразная психология! [321]

Мои связные, куда бы я их ни послал, идут быстро, и страху — ни в одном глазу. Они замечают каждую кочку, каждое деревцо, когда идут в подразделения, и, возвращаясь, никогда не заблудятся.

Финны говорили: «Мы эти места наизусть знаем».

А мои связные говорили: «Мы эти места знаем не хуже, чем финны».

В лесу, в районе Нисалахти группа финских лазутчиков проникла к нашему командному пункту, обстреляла штаб и исчезла.

Некоторые говорили: «Чорта с два найдешь их!»

Нет, так нельзя рассуждать. Обязательно надо найти. Я организовал группу красноармейцев, среди них мои связные. Они знают местность, и от них врагам не уйти.

И лазутчики не ушли. Их порасстреляли.

Финны ломали наверно головы, как это мы обнаружили «неуловимых».

На психологию противника действует быстрота и не только какой-нибудь операции в целом, но быстрота действий каждого отдельного красноармейца. [322]

Вот мой связной Петров. Бывало не раз: финский солдат, заметив Петрова, берет винтовку навскидку, хочет стрелять, но Петров всегда стреляет первым, укрывшись за дерево либо за камень.

Я однажды слышал, как связной Васильев, разговаривал с другим связным.

— Дошел до 2-й роты?

— Не дошел. Не мог пробраться. Белофинны.

— Друг ты мой, на то это и противник. На то и война. По Невскому легче, конечно, итти. А ты бы вон той тропочкой прополз, дальше можно в рост итти, а потом опять ползком. Никто тебя не увидит. Огонь их не прицельный. [323]

 

 

 
 

хостинг від http://www.holm.ru
   
X